Третий ребенок — подарок небес или Рубикон перейден. История многодетной мамы

Если бы мне в мои 20 лет кто-то сказал, что я стану многодетной, я бы рассмеялась ему в лицо, громко и весело.

Всегда знала, с глупой уверенностью молодости, что детей будет двое — старший мальчик, и еще один, скорее всего, девочка, чтобы у старшего был родной человек, после того, как родители уйдут.

О том, что после этих двоих будут еще два мальчика, я просто не могла помыслить.  И не то что я не любила детей, даже скорее наоборот, но большое количество детей не значилось в моей иерархии ценностей.

Моя семья была двухдетной, семьи вокруг преимущественно тоже. Хотя нет, были у нас соседи с пятью детьми  — старшие сестра и брат, а потом с разницей лет в пять три девчонки-погодки. Со старшей я дружила, но она жила в основном у бабушки, поэтому быт многодетной семьи мне был незнаком. Один раз я все-таки попала к соседям в квартиру и неприятно удивилась неопрятности жилья, обеденному столу, застеленному клеенкой в многочисленных пятнах супа и сока. Но не судите меня строго, мне было 14 лет — максимализм подростка налицо.

Переехав после свадьбы, я благополучно забыла о многодетных соседях и зажила своей жизнью. Но забегая вперед, скажу, что став многодетной, я частенько вспоминала тетю Наташу, и уже без капли осуждения, поняв, наконец, как это непросто растить такое количество детишек.

Старший, студенческий ребенок, появился через 5 месяцев после свадьбы, так как выходила я замуж уже прилично беременной. Порешав на семейном совете, старшее поколение решило броситься на амбразуру воспитания ребенка, а нас с мужем оставило учиться на четвертом курсе.  Обе бабушки, а еще и моя прабабушка, фактически вырастили ребенка. Облегчало положение и то, что прабабушка жила буквально за стенкой в соседней квартире — в любой момент я могла отправить ребенка к ней. Безмерно ей благодарна за своего старшенького.

Второй мальчик пришел к нам через шесть лет. Конечно, я удивилась — как так мальчик, а где девочка, всплакнула немного даже. Потом, когда я взяла малыша на руки, мне, конечно, стало стыдно за эти мысли.

После рождения ребенка я полностью погрузилась в декрет. Бабушки, по некоторым причинам, остались в стороне, прабабушки к тому времени уже не было, а мы с мужем стали наверстывать родительство, немного упущенное со старшим, уже с двумя детьми. Было и весело и трудно — события мелькали одно за одним: муж начал свой бизнес, мы переехали в большую квартиру, обустраивались, новые знакомства с соседями, старший пошел в первый класс — все в суматохе, как-то быстро и сумбурно.

В три года младшего я вышла на работу, и дни понеслись немыслимым галопом. Оглянуться не успели — и младшего в школу отдавать.

За год до семилетия младшего я как-то заскучала — дети выросли, не требуют такого внимания, как раньше и…. мы завели собаку, французского бульдога. О третьем ребенке мысли пока даже не мелькали.

И вот младший пошел в первый класс, старший в седьмой, муж свернул бизнес и стал работать из дома. А потом дома осела и я — уволилась из организации, в которой проработала 12 лет, в связи со сменой руководства, месяца три поработала у знакомой в новой для себя сфере, интересно, но зарплату не платили и я ушла.

И вот сижу я дома, гуляю с собакой, наслаждаюсь осенью, попутно пошла поучиться, разгребла дома завалы, почувствовала себя человеком — было такое состояние, как будто я вырвалась из замкнутого круга, работа-дом-дети. Откуда-то лишняя энергия появилась, даже смех изменился, стал на смех похож, а не на кудахтанье. И вот тогда-то посетила меня мысль о третьем ребенке — все равно дома сижу, ничего не делаю, да и малыша захотелось на руках подержать. С мужем обговорили, у него возражений не было. А ребенок как будто и ждал момента — через месяц я узнала о беременности. На тот момент нам с мужем было по 34 года.

Это была самая шикарная беременность — я спала и ела вдоволь, никуда не бежала, много гуляла на природе, жизнь была спокойная и размеренная.

Было ли у меня осознание того, что третий ребенок — это какой-то рубеж и я стану раз и навсегда многодетной. И да и нет, окситоциновый расслабон сопровождал меня всю беременность, да и в обычном, небеременном состоянии я чаще руководствовалась интуицией, чем расчетом. Конечно, иногда появлялись мысли — а как я все успею, да и квартира нам уже будет тесна, надо что-то делать. Но пока все было хорошо, места и внимания хватало всем и такие мысли быстро испарялись.

Могу определенно сказать, что с этой беременностью я впервые поняла, насколько женственно, красиво и естественно это состояние для женщины. Проблем со здоровьем практически не было, не считая низкого гемоглобина.

Наверное, безумием было тащить третьего ребенка в маленькую двушку, жить только на зарплату мужа, но мне об этих трудностях совсем не думалось, отношения с мужем были хорошие, старшие дети не доставляли особых проблем, быт налажен, в конце концов, мама живет недалеко.  Слабоумие и отвага — вот мой девиз.

Казалось бы, после такой спокойной беременности должен был родиться идеальный ребенок, но не тут то было! Малыш родился очень характерный, спал мало, больше кричал, часто был чем-то недоволен, и да, это опять был мальчик! Но, как ни странно, это факт меня ни капельки не расстроил, а дело вот в чем. Мы с мужем решили не узнавать пол ребенка до родов, хотя, конечно же, надеялись на девочку. И ведь стойко продержались все 9 месяцев, даже в родах гинеколог говорила — живот у тебя аккуратный, девочка будет, скорее всего. А потом — опс, и выскочил мальчик, но после родов мне было совершенно все равно, какого пола ребенок — главное, живой и здоровый, и очень-очень любимый!

А вот уже родив третьего ребенка, я поняла, что это совсем не  то же самое, что растить двоих. Благо, старшие дети были уже не малыши, и все равно, меня на всех не хватало. Хотелось успеть везде, мой перфекционизм не давал покоя, но, как назло, я не могла успеть все и сразу, хотя муж очень много помогал с детьми. По сути на мне было только домашнее хозяйство и маленький ребенок, все остальное — школа, музыкалка, бассейн, покупки, на муже. Бабушки уже были в возрасте и мы их не напрягали.

Дополнительное удовольствие доставлял характер нашего третьего мальчика — упорный и упрямый, он дал бы фору двум старшим вместе взятым. Про трудности его воспитания я когда-нибудь напишу отдельную книгу, уже в его два года от капризов я пила валокордин.

Но, что интересно после третьего ребенка я сразу чувствовала, что будет четвертый, вот чувствовала и все. Рождение третьего как бы расширило мои горизонты, и я поняла, что в многодетности нет ничего особенного и не так это тяжело, как часто преподносится.

Со временем мы купили квартиру больше, поменяли машину, стали путешествовать, я нашла неплохую работу. Я не знаю, как бы мы жили, если остановились на двоих детях, но с третьим ребенком все сложилось вполне удачно.

Потом я увидела, как дружат наши старшие дети — баталии детского возраста переросли в хорошие дружеские отношения, и поняла, что и младшему будет нужен такой же друг, да и мысли о девочке не давали покоя,  но это уже совсем другая история.

Я не призываю рожать много детей — у каждого свои резервы, но иногда мне кажется, что планирование — это большая глупость, и в каждой семье будет столько детей, сколько отпущено свыше. Все наши дети  — желанные, причем, желание это приходило всегда спонтанно, как из космоса. Я не жду от них благодарности в будущем, не вкладываю в них какие-то особые чаяния, я просто рада, что они есть и мы вместе.

Понравилась статья? Поделитесть с друзьями:

Оставьте комментарий