Алёша, кушать!



Я недавно ехал в автобусе, и там ехали со мной рядышком два парня, там лет по 11. И одному постоянно названивала мать. И он постоянно скидывал, скидывал, игнорил, игнорил… Я думаю: «Скотина!» Просто, мы в детстве не могли себе такого позволить… Потому что нам вопили из окна. Ты вот этого ни как не мог проигнорить. Сука, город не мог проигнорить… Потому что было: «Леша!!!!! Жрать!!!!» Ты не мог «это не мне… у меня здесь куличики…»

И это хорошо, когда еще «Леш!» Самое страшное, когда звали «Алексей!» Это… Каждый раз, когда хотели ввалить называли полное имя, по паспорту. И вот это было очень страшно. Причем, когда слышал «Алексей», думал: «Ооооо… все…. Ничего хорошего не светит». То есть ни к чему хорошему это не при, приходишь и тебе говорят: «Алексей, с этого дня мы твои слуги!» Ну? Не будет такого… И мне еще хорошо, потому что у меня есть и полное имя – Алексей, и обычное, там – Леша, Леха, как угодно. Но у нас во дворе жил Игнат, и он постоянно был на очке. Потому что, когда кричали: «Игнат, домой!» Не понятно, Игната зовут — есть, или Игната зовут — бить. Вот… Однажды позвали Иннокентия… Так он просто: «Так ребят, прощайте…» Это тебя, тебя так зовут? Он говорил: «Я не знаю, но мать моя!»

© Алексей Щербаков

Добавить комментарий