После ночи с Гитлером никто не оставался в живых…



Между прочим, на словах Гитлер был большим почитателем «священных брачных уз» и «настоящей крепкой немецкой семьи». На деле же все было наоборот. Вот как он оправдывал свое безбрачие перед близкими членами партии: «Не думаю, что такой человек, как я, когда-нибудь женится. Он придумал себе идеал, в котором фигура одной женщины сочетается с волосами другой, умом третьей и глазами четвертой, и всякий раз сверяет новую знакомую с ним. И выясняется, что идеала просто не существует. Нужно радоваться, если девушка в чем-то одном очаровательна. Нет ничего прекраснее, чем воспитывать юное существо: девушка в 18, 20 лет податлива, как воск. Мужчина должен уметь наложить на любую девушку отпечаток своей личности. Женщина только этого и хочет».

Он любил предаваться на людях лирически-сентиментальным воспоминаниям о своих встречах с женщинами: «Ах, какие есть красавицы! Мы как-то сидели в погребке при ратуше в Бремене. И тут вошла женщина: воистину можно было поверить, что к нам с Олимпа спустилась богиня. Просто ослепительная красота! Все, кто был в погребке, побросали ножи и вилки. И глаз не сводили с этой женщины. А позднее в Брауншвейге! Как я потом корил себя! Как же я потом корил себя! И все мои люди тоже: светловолосая девушка подбежала к машине и преподнесла мне букет. У всех запечатлелось в памяти это событие, но никому даже в голову не пришло спросить у девушки адрес, чтобы я мог послать ей благодарственное письмо. Светловолоса, высока и очаровательна! Но как всегда: вокруг толпа. Да еще спешка, до сих пор я жалею.» Ну и так далее и тому подобное.

Добавить комментарий